„Апокрифы от листьев“

2023 — …


Цветёт прозрачный абрикос, Как кисточка, бордово-красным. По тропке из дроблёных звёзд Она ещё не добралась к ним. Её так ждали. — Подари, О боже, каплю жёлтой краски: Коли не даришь нам зари, Путь укажи к нам златовласке. Был праздник, ведь она пришла. Был пир, и всё она накрыла. Приданое — на три гроша, Плюс астрономия и крылья. Она так рано умерла. Ей колокол, нам неизвестный, По капле в уши капал яд, Пока не выстрелила в сердце. Отцвёл прозрачный абрикос. В долине сеяли редиску. Прибавилось седых волос У бога. Глядя на прописку Её, забравшей просто так, Забравшей… всё — слезу уронит, Что смоет то село в горах Дождями олеума, горем. В стерилизованном лесу, Он кисточкой бордово-красной Сметёт осколки звёзд в звезду И нарисует безобразно Весёлый вечный сабантуй, Редиску в бесконечной грядке. Цветёт стеклянный абрикос. В селе Играют в прятки. 17.04.2024

Страх

Споткнулся никто, опрокинув на пол Фарфоровый чайник, но он не треснул, Чай полился. Ничего не будет Кроме него уже очень скоро. Каждому, кто, посмотрев на небо, В нём не увидит, как он утонет — Белые простыни и рассветы. Белые яблони мокнут, мокнут. Мокнет вторник, и я промокну. Нам остаётся всего два слова, Словно два облака. Помню, помню, Сплавай на юг, если будет случай. Утром так облачно, в доме лужи, Лёжа в прихожей считаю, сколько Нужно кружек, чтобы не вспомнить Ни одного из имён. Апрель, Для меня ты не существуешь. Нас с тобой унесла капель. 12.04.2024

Bagatelle

Sans doute vois-je la trace noir, laquelle Était écrit par mot de phrase nouvelle. C’est un éclat, qui n’a rien place en ciel — Il va mourir à fin de phrase elle-même. Sans bout, j’entends du voix pareil À la parole de feuilles à mes oreilles. Mais je crois, ils vont bientôt se taire. C’est vrai, bien que l’hiver leur sera-t-elle. 24.2.2024

Ерунда (перевод)

Наверно вижу — чёрная черта, С ней новым словом фраза начата. То искра, что на небе не видна — Она умрёт, и фраза с ней сама. Я слушаю — без края — голоса, На ушко сказанные листьями слова. Но знаю: они смолкнут навсегда. Вот-вот, зимой, ведь будет им она. 27.2.2024


Cour jardin

Диодный блеск искусственных огней Умножится за счёт опавших листьев, На месте выкорчёванных корней. Зимой, когда весь город выцвел, Колышутся ветвями, уцелев, Растения, мерцаньем оживляя Блестящие для copropriété Незвёзды фонарей. Я замечаю Для никого, как иронична жизнь, Где лишь per aspera и выглядят как astra Прожектора, не падающие с lignes Électrique ради моих заказов. А ведь я знаю, что бы загадал, Когда б, упав, на части раскололась Звезда, — выше берёз, туда… Но выше них не долетает голос. 2.12.2023

"В мене просто нема де сісти
Написати свою промову"
Ірина Швайдак

Бути астматиком у запорошених Під'їздах. Нині у всьому впевненi; На чиїхось сумліннях заморожених, Нові руїни для нас застелені. Будь-яке слово чужої вулиці — Ломом бетонним у мою мову. Відразу зламаним і виводиться Слово моє арматурою гнутою. Сльози мої відібрали. Більше Людям слова співчуття не близькi — Чи їм знайти собі місце у віршi Іншої мовi, ниж російської? Де на голці освітлених куполів Стало так тісно забутим ангелам. Ім'я Твоє до кінця заплутали Білим шумом радіо праведних! Замість любовного поцілунку — Сальбутомоловий інгалятор Кине батьківщина-мати у сумку: "Не возвращайся обратно, гадкий Утёнок, коль дома пому- тился святошествами твой разум". Мамо, у мене немає дому… Я не забуду его ни разу. 14.10.2023

Учебная тревога

Замотается в память, как в одеяло, Слово, упавшее с губ. Любой Звук цепляется за запястья — Он ли водит моей рукой. Колокол вроде со мной глаголет, Но звучит как перкуссия. Лишь оно Сломанной стрелкой идёт неровно И не чувствует никого. Вспомнился что-ли родимый говор. Жаль, ни с кем не поговорить: Два поколения крон дубовых Умерли мимо моих страниц. Школа сгорела. И смех твой детский Над учебной тревогой со мной вдвоём. Ветхий завет, как куплетик песни, На обрывке бумаги рукой её. 29.6.2023

„Одушевничание“

2017 — 2023


Эвфемизмы

Ох, попляшешь же ты мерцаньем звезды падучей! С треском рухнешь каштаном, и ствол твой в щепки Разобьётся, дрожа. Громко плакать будешь, Как смолой сосна, на росе в постели. Полыхнёшь мокрым знаменем щёк в удушье. Финским ножом полоснут ладони, Высекая искру на снежном шёлке, Обласкавшем коктейль с молоком и кровью. Хоть сцарапаешь своды своих застенков В кровь — ими венчанной быть герилье На коленях, вертеться в пылу смирения На губах молитвенника отрывкам. 20.4.2023

Мягко царапая дачное кресло и кистей ломоту топя, угорая от шлягера и гормонального всплеска, двухтысячной милею… Здравствуй, моя суверенная мелька в панельке напротив, овалом железной оправы в блокноте бельмо осуждающе требует вспомнить цвет глаз. Голубые? И лампы эпохи Керенского пыльной, когда поток ветра сквозь форточку хлынув развеет короткие волосы, нимбом описана ярче чем Ингрид софитами — ты не мигнёшь в объектив. Ты невидима. Сколько бы стёкол не перелистывал — в каждом мерещишься круглою линией щёк и висков. Нет, зелёные. Выдумка. Выдумка градусов или рефлексии линз против вспышки. Мне только бы выдумать антирефлексное зеркало, вымев всю схожесть с тобой со всего алюминия в мире. 3.3.2023

Не мелькнёт выразительной тенью в немом кино Дымом гашенный блик на потрескавшемся флаконе Неиспользованных духов. Словно бьющий в моё окно Блеск гирлянды, не принятый мной. Как будто В сладком сне перепархивание губ Её меж словами, не сказанными в подлунном, Каудалями выстелет нёбо на год вперёд — Она выскажет всё, только в фильме не будет звука. 31.12.2022

Древнегреческая тоска

Под сводами бездушных потолков Надменно озираются со стен Нагие и бесстрастные ко всем, С подтекстом между белых пышных ног, Гречанки. И стыдливая улыбка Сосуществует с горечью о том, Зачем печально думает о Нём Грек в золотом. Здесь явно есть ошибка, Бездарный ненарочно интерьер, Как жизнь, ему подобная местами, Обильно глазурован голосами Полусвятых и полунимф, он сер. И эллинский уклад так оскудел — Трагедии ушли из амфитеатров, Ушли из душ, исчезли насовсем. 19.12.2022

العسل

Летит пчела, в меду её минут Всплывут гурьбою Боинги на небо, Под золотым полуднем проплывут И лепестками выпадут по ветру. Пусть кружево песчаника плывёт По волнам марева, раскуренного солнцем, В бахур ночной. И утекает мёд В залив чернеющий, а в море остаётся Срываясь с глади, абры серебром, Плывущий в бесконечность полумесяц В абайе чёрной полночи. Потом Кандура дня застелет небо, взвеся В руках бесстрастных горсть его песков, Шепча аяты, выхолит растения. Всплывает безвозвратно голос мой И муэдзина медленное пение. 18.6.2022

ЧГК

У замызганной, жалко, парты встретил тебя тогда, Словно на парапетике жалком осенний ветер. От радиатора жарко в классе было. Ты холодна Была, как и глаза твои. В них отражалось небо. Небо заштукатуренное, из перламутра небо, Из-за плеча подруга твоя подёргивает рукав. Во взъерошенной кофте тенор, почти что лепет, Тянет играть на следующей вместе, на ЧГК. В актовом зале кресла бархата в пыльном цвете Съехались в круг, напротив другу друга смотрим — глаза в глаза. Томным звенящим голосом Друзь открывает вечер. В круге немного тесно. И кажется, что друзья. Вдохновенно-серьёзные губы подняв, не дыша. Это Время пошло! Раскат — шушуканий. Ты одна Среди "этих" смотрела все игры. Но — извини поэта — Новенький, я бы сбежал отсюда с тобою, будь ты одна. Сломанной эрудицией я стараюсь, ища такта Мягко шутить под тик-так. И вновь от тебя ответ! Ты. Так. Смеёшься… Ведь мне не хватит таланта: Я знаю: и у Чайковского звуков таких нет. Мимо нас пробежали все ласточки, и с автографом От тебя, улетает колючей кофты посланец в зал. Умница на бумаге, кто думал, что в очарованном Мне ты увидишь чувства? И я счастлив, что не сказал. И улетели в зал твои лёгкие подозрения. Вынеслись вдруг портфели, и опустел вокруг Мир, сквозняком ты — вылетела во двери. Я раздвинул все кресла. По одному. 17.6.2022

Дубки

Этим летом сидеть на ветру На бетоне у моря по пятницам. Безразлично, что будет вокруг: Шум сирены, дождя или пьяницы. Но колышется аква, поют Чайки скрипом заржавым, и кажется, Что всему скоро будет каюк, А залив с электричкой останутся. Как немого кино чистый звук, Грохот "Ласточки" в термозазорах. Пахнет хвоей, и взгляд на луну И на рыжие окна вагонов: Горизонт, незнакомый ему, Просто пуст без огней Комарово. Детство галькой ложится ко дну. Юность в Финский вольётся притоком. Жизнь задёрнет над ним пелену Облаков. Старость высадит клёном. Я же — школьным мелком распишу Мыс Дубковский поверх старых ДОТов Под стихи про любовь. Хоть письму Не дойти, и всё смоет прибоем — Слушать плеск… И ответит "люблю" Шёпот кромки Балтийского моря. 20.4.2022

Вспомню — Столько раз… И боюсь, что нескоро ещё Я увижу в чьих-то глазах, Что я вправе на это. Начиная вновь, Вновь — бросаю. И что-то ищу В набегающем счётчиком прошлом. Но вряд-ли прощения: За удачу в долг И за слабость в последний момент, — Знаю, между строк Вы оставили мне оправдание! Накопив надежд И звёзд с неба, не терпится мне Всё вернуть назад — Тем, кто, к счастью, меня забывает. 5.4.2022

Зеркало

Твои губы дрожат, как ювелирная пена, И в игристом вине ты продолжаешь дышать. Ты прекрасен, как рай, и по сиреневой вене Твоей подкожной неонки, по кругу — время и газ. В своих изрезанных линзах плывёшь ты взглядом стеклянным Идеальным вымыслом с грани, покуда ищешь зрачки. Моргнёшь. И снова узнаешь, как кровь струится из раны В кружевах трещин стеклянных, Стекая с бледной руки. 22.12.2021

Памяти

С прискорбием марша Шопена, Наперевес с пустой или голодом. Пусть Под шифоном не слышен мой голос И хруст перегретых стеклянных эпитетов, верно. Я пошлю эту речь отбывать твою тихую грусть, Замерзая от холода чувств И проглоченных нервов. Полежи, дорогой. Обесточенный Сточенный, верный — друг — сейчас Мне мешает украденный мною твой пульс И зажатые свёрнутой в прошлое шеей артерии. Впредь зима не считает за Джоуль твою теплоту. Хлопья тают на щёках. И следом — твои вдохновения Парой фар бьют в глаза. И трассируют болью сквозь шум. 4.12.2021

Пьеса для одного микрофона

Оторвавшись от ветки. И шорох не слышит никто: Шорох рукопожатий, объятий и тренья расставшихся глаз О пальто уходящей до завтра. А может быть, до Перемен внутри нас? Не клади в этот раз Трубку раньше, чем ветка опять зацветёт. Эти паузы… Но — я барахтаюсь в них лишь о главном. Как "о чём"? В основном, о мечтах — не всерьёз, А всерьёз — о молчании и прочих своих недостатках. Может, этой зимой — безразличной и к нам, и к теплу — Я сожгу стеарина улыбок побольше, чем мыслей. В телефоне гудки… Ничего. Я ещё подожду. Всё ещё не цветут? Не молчать. Позвонить. Зацепиться За подолы пальто и за тренье расставшихся глаз. Догоняя весну, забывая про линзы капели. Пусть на проводе шорох шагов убегавших от нас И надежд, и людей — на ветвях тихо скрипнут качели. 12.10.2021

Лихорадка

Ниточки узлятся, вага со скрипом. Полно, Руки воздев, шарить в памяти леску снов. Тянутся к поручню? Тон упадёт надолго В холод смычка. Resono, ползёт озноб. Я ходил по струне и не помню перил под туфлей — От того не теплей. Обертоны ведут войну С этой мерзкой акустикой. Пешка сойдёт за куклу. Так опустятся руки, смычок, и затихнет шум. Тишина, наступив, солонее пота В этих конских широтах. Взбивая пульс, Я царапаюсь в ящик стола. Но кто там? Канифоль, конский волос, моё "love you"… Не стучится в ответ. Вероятно, скажешь Про абсурдность. Не азбука Морзе — дрожь: Бесполезно читать. Просто я однажды Передразнивал поздний холодный дождь… 8.10.2021

Макабр

Настроение как у скрипки В плясках смерти. Борей Раздувает осколки фрески: Жизнь в огне веселей. Перл фонарного ожерелья Залетает в ломбард. Нету жизни и нет веселья: Из шарманки — обман. В переломанных, как параграф, Биографиях — сны Повторяются на экранах Лентой камерной тьмы. Каблуком перебью повторно Кадры Парки опять: Я прожил тебя очень чёрно, Я устал повторять. Налюбив полынью за бортом, Занырнув в глубину, Собираю на горсть обломки На подбой кораблю С алым парусом. На оконце Пачка спичек и снег — Зажигай, на здоровье, солнце, Если можешь. Быстрей. 30.9.2021

В пользу нежности

Доброй ночи, мой друг. И до завтра. Оно ведь придёт? Ещё раз не простудится, включит будильник, поймает автобус? У твоей остановки — проверь, я прошу! У него Будет та же походка. Твоя. Ничего тут такого. Возле дома: поближе к тебе. А я выберу день. Извини меня — снежный. Оденься теплее немного. Знаю, не по тебе, но за этим мгновеньем, поверь, В моей памяти будет идти лишь одно время года. Потерпи вместе с ним. А я должен тебе объяснить Непременно сейчас: этот день, что стоит у порога И растерянно смотрит — окажется важным. Как ты… Может странным ещё. И у вас будет общего много. Пока мёрзнём отважно, на улице долгий адвент. День ещё не пришёл — я со станции выйду задолго. Скрипка. Нервно. Твоя. Чьи-то хмурые лица. Рассвет Опоздал. Как же так — мы ж расстались у этого дома! Ты пришла, разумеется, позже. И в окнах метель — Город спит. Где же свет? Подожди — он спешит к перемене. Украшаем перила. Смеёмся. Твой смех!… А теперь. День пришёл незаметно, во сне — и с тобой, nota bene. А затем? Переждав в пустом актовом, выключив свет, Я спущусь в гардероб, где вы вместе, и пара портфелей, Провожу до метро. И опять отпущу тебя с ней. С новым утром ещё — ведь наступит? На этой неделе? Ты ведь всё поняла… Я пишу, но стесняюсь в одном: Этот день не приходит один. Лишь с тобой. В самом деле — Уже несколько лет. И пусть больше случится потом, Я живу этим днём. Проживаю до дыр. До потери И тебя в том числе. Твоих писем… Куда ты бежишь? По делам, может быть. Я простил. На прощанье, ладонью: До свидания, А.С. Или в письмах — по имени. Жизнь Будет звать, перепутав с утра, тебя только Любовью. 29.9.2021

Осенний петербуржский романс

"Навсегда" пахнет осенью… В подворотнях Окна ждут, что их кто-нибудь позовёт — Но молчат, смущённые. Пусть не модно, Но влюблённые с городом пусть вдвоём. В поворотах сумерек пусть неловко Навожденье над Нев серебром мостов; Чувствам осенью будет немного больно Прыгать в холод, минув ширину зрачков. Под замёрзнувшим небом, позолочённым Отраженьем звёзд Троицких куполов — Плыть на хрупком плоту городской мелодии Мимо баров с фанк-джазом, крылатых львов, Музыкантов на Невском, гитар Дворцовой. Жёлтый лист по каналу в беззыбный фон Уплывает, попутчиком — образцовый, Но проникнувший в жизнь петербуржский сон. Проводив фонарями и бусом, город Гасит люстр в потёмках мираж. Спеша Утопить себя в Мойке, плывёт за ворот В акварельных потёках моя душа. 25.9.2021

Протокол доброго утра

Щёлк выключатель. И в первый миг Перегорает лампочка. Из замочной — Свет коридора. Сосед на срочный, Пару минут, запер дверь и стих. Так одиноко… Но здесь есть мы С виснущим проводом возле дома, Закружившей вороной, ещё мотором, Увозящим кого-то в седые дни. Стук по отливу. За тёмное время утра Выпьем чаю, и капельки — на чертёж! Размахнувшись пальто, прекращаем дождь, Как волшебной палочкой, тростью зонта. Гасим свет в коридоре, и, дожидаясь, Запрокинув, как выключат фонари, глядим На замёрзшее небо. И лишь одним Только нам там звёзды мерцают, прячась Как бадлоном, тучей. Теперь за снежной: Снег теплит сугробы, без эха тише Шаги горожан, но труднее крышам. Сапоги тонут в пудре за школьной спешкой, Руки редко дрожат — под ручку с сумкой. На лице тает снег и краснеют щеки, Завернувшись ветром, как будто шёлком. В кафетериях — хруст испечённой булки. Под ногами — хруст бесконечной ваты, А в ушах наушники, вой метели, И за ней: дублёнки, шарфы, портфели, Эмбиент и простудные препараты. Пробираемся тенью резных фасадов По проезжей заброшенных переулков. Посмотрев на часы — теперь прогулкой, Не спеша, под тучами снегопада. Через блеск снежинок, летящих кверху, Умиляясь любой ненарочной ноте, Скрипу каждой двери и любой погоде. Вслух с самим собой говорить не в меру. Многолюдная улица. Перекрёсток. Дворник в ушанке и рыжей кофте. Машины брызжут на повороте, И носок толкает назад подмостки. Дым вишнёвого запаха, люди, броский Образ пани в пальто, и панове косо От полуночного наркоза: Панам — кофе, мне — в школу. Поздно. Флигель школы маячит лохматой пудрой. Дверь на входе, скрипя, уступает туго Удивлённому взгляду смешной подруги. Пять минут: я влюблюсь и закончу утро. 22.9.2021

Неблизко-сестринское

Нам, надеюсь, кто-то успеет простить всё это: Наши долги, победы — за них проставлялись все, И поражения, пропуск хода — за них в ответе Только автор. Везде описки, найти бы — где. Даже тот, кто не верит, подчас не вправе Извинить себе время. Измен нигде, К сожалению, нет. Мы пока прощаем Оправдания наших измен себе. Посмотреть бы в глаза не тому, кто ближе — Станет искренней. Вместо — пейзаж в окне. Мой на фоне зимы силуэт здесь лишний; Лампа греет сильнее, чем свет извне. Только соло звучит. Но шуршат и письма С частотой почтальона пешком. И с ней Отдыхает совесть — бывает слишком, Что цветное небо висит во сне. Как открытка из прошлого: почерк, шутки, Проще думать, беспечные — так и есть. После пауз вины, что в кругу друг друга Мне так нравится, мы — не больны никем. Если кто-то уходит, вернуться можно Лишь домой, чтоб согреться — но где и с кем. Где ни капли дружбы — но ей несложно Индульгенцией слов жечь камин к зиме. 21.9.2021

Свободный оборот

Простите, мне назначен час свидания! Позвольте мне прочувствовать сомнение Незначащих мгновений ожидания, Что только осень вспоминает — где я. Что ты не вышла с зонтиком у школы И не прошлась по лужам тротуара, Что я один. И в оборот глагола Впустив "любить", не добавляю "стала". Я напишу. Не про тебя, но в чувствах. Хоть ты не знаешь, где, вполоборота К минувшему, сочувствую "разлуке", С тобой не связанной. Ты действуешь беззвучно, Но я предпочитаю разговоры И слов пока что значимых растрату: Не провожать последние минуты, Мигрирующие стрелкой циферблата, Летящие с изнанки на зимовье… Но оперевшись на гранит у речки, Сказать: "Адью, всё обернулось болью, Но мне не жаль ни части этой речи". Ни той, что не дошла до адресата, Ни тех, чьи пролетели незаметно: Слов, не написанных на форзаце подарка, Конвертов, затерявшихся в портфеле, На обороте сделанных пометок, — Я отдал всё взаймы, но мне осталась Для сделок с совестью медь выцветших монеток, Инфлировав в жетоны для вокзала. 18.9.2021

Листья

Моя осень. В окне Только лампочки окон чужих, Листья стёкол… Для них, вероятно, Остаётся во мне, в древесине кривых Лестниц, лиственниц, парков, Черешок от весны, перевившись с кашне, Удержавший пока от распада. Пока я лишь стою возле створок, зане Ветер в нервном подоле халата Манит за время года, за створки, за все, Кроме этой, возможно, ограды. Я стою у окна. Этим листьям в окне. Не опасть, без меня, листопадом. 10.9.2021

Звёздное небо И после дождей В самом пасмурном из городов, Где бы ты ни был — мерцает с тобой из балкона. Может быть, с ней Вы стоите у окон вдвоём: "Как красиво наверное всё из окна его дома…" Это же важно, Что звёзды тебе говорят: Восходи и мигай, пока чьи-то широко открыты. Их не считай — Она хочет с тобой в этот ряд. Позади друг от друга, наверное что-то забыли, Потерялись в ночи, Не закончивший эти стихи, Я смотрю на Полярную в ту же, где ты в одеяле. Просто любить Продолжаю — вверху, среди них, Моё прошлое с будущим — нашим — в мечтах повисает. 24.8.2021

Урании

"Так школьник, увидев однажды во сне чернила,
готов к умноженью лучше иных таблиц"
И. Бродский

Ты больше пустоты над головой. Но, пропуская дым и облака, Сжимая твою руку, за собой Тяну в подъезд. Снежинки с пиджака Смахнув рукой, в объятьях темноты Ты прячешь выключатель. У окна Ищу тебя, но звёзды с высоты — Как капельки на лацкане едва. Пусть на столе нет глобуса и карт, Но на бумаге — линия чернил: Стесняясь неба, странствовал Икар В тетради и по воздуху чертил. И по ступенькам выбежав, застал Тебя одну, и почерк твой вместил, Как в снежных тучах пряталась луна, Как их состав над городом дымил. Во сне играя, встретился уже С твоими мыслями, как будто наяву. Считая траекторию в уме, Иду к тебе, и может быть найду. Но запрещаю спрашивать пока, Следишь ли ты за мной, когда я жду В своём пальто те звёзды у окна… Где ты смахнёшь снежинку на ходу. 5.8.2021

Иногда мне хочется упасть На кровать, споткнувшись у порога — В ткань лицом. Дыхание задержать, И нырнуть в шум воздуха и дома. Разглядеть обои и игрушки, Как растёт тень лампы сонным утром, Вспомнить прошлое. Решить, что стало лучше, Или душно. И закрыть окно наружу. Постоять у кресла, и спросонья Ту поцеловать, которой нету. Ощущать тепло (воображённое). Написать назад, и ждать ответа. Шостаковича, стесняясь, подозвать, Завести его забытую шарманку: Тюлевую штору обнимать, И играть с ней в вальс, держа осанку. И в тумане, марципановом от чая, Вспомнить о полянке детской, в такт Петь в дороге, уходя туда, мечтая — Lacht darüber в сердце ganzen Tag. И чуть-чуть пообознавшись в этих лицах, Задержаться, заглянуть в твои глаза: Жить ещё — в окне остановившись, Осторожно двигаться назад. 6.7.2021

От моря до завтра

Проходит осень, наступает детство. Приходят годы, ухожу опять От лета вспять — забытое наследство Забрав в свой дом, где вам не побывать. Где пасмурно, и светло-бирюзовый Шуршит под штиль. Белеют облака. Белеет всё, да всё шуршит — безмолвно, Но чайкам нравится. И где-то там есть я. Есть я — вдоль побережья, молча в волю, Под матовым свечением. В цвет огней, Несущихся теперь на лобовое В ночной жаре, дорожных фонарей. Немного музыки — такой же, как играет, Намного тише ветра в щели стёкол, Пиная камушек к воде, во сне толкая Обшивку изнутри, шагну к прибою. К прибою — как к партнёру, кругом вальса: От променада к автобану и обратно, Но воз-вращаясь не назад, а только дальше — К другим домам, без реверанса далям. 21.6.2021

🐧

Монохромная птица моих фантазий, Запруженных красками всех цветов, Неуклюжая радость — не потеряйся Далёко от блеска знакомых льдов. Под немую походку вблизи бассейна И чихание от вылетевшей пыльцы, Птице скучно играться на этой сцене. Вероятно, у пи́нгвинов нет души. А за тонким стеклом — загляденье мило: Безмятежно скользит до воды плашмя. Мне так нравилось днями следить за ними, Нет занятий прекраснее для меня. Но теперь я скучаю по той манере, Когда, ласты сложив и заняв диван, Истребляет грустно пингвин печенье Под велюром пижамы, и нам не рад. Он, наверное, прав, и со льдов залива, В крике чаек воспитаны, вышли все Очень разными: ты — полюбив пингвинов, Кот — воруя рыбу в морском кафе. И узнав о пингвинах в случайной книжке, Как в Жанейро, влюбившись ещё тогда В этот чёрный жакет — он не знал, что ты же Из мечты станешь реальностью для меня. Даром дело не в птицах, но кто поймёт Милый птичий язык. Без него, друзьями, Мы, приехав к заливу — ещё вдвоём — Расплывёмся в лёд, отпуская — сами. 10.6.2021

Бумажный корабль (отрывок)

"Я думал, ты не придешь. Alas!"
И. Бродский

Привечаю, Сандра. Всегда казались Бесполезными "здравствуй" или "прощай", Но пустой бумаге такая малость — Как матросу прозябшему сладкий чай. Как зажжённая лампа пустой каюты — Повод вспомнить оставленный в прошлом дом, Возвращаюсь — письмом с небольшого судна, На свиданье ушедшего с тёплым дном. Пусть гудок осип, оставляю чайник На спирали, чтоб вспомнить сквозь этот свист, Как такую же музыку славный мальчик У судов уходящих просил на бис. А теперь, заменив семафором буквы, Хоть входил в фарватер на шёпот гроз, Я дрейфую в кильватере сонных будней В нескончаемый штиль. За бортом мороз. Променяв ласку рук на флажки, всё выше Поднимаясь по палубе, каждый раз Я машу тебе (даром, что ты не видишь) Просто так, без азбуки и без фраз. Без нужды — в благодарность за морок моря, Где с любым кораблём мы чуть-чуть в родстве. Не смотри на флажки, если сердцу вторя, В горизонт и на звёзды глядишь в окне! 9.6.2021

У потрёпанной настежь погоды И раскрытого вдрызг окна, Мне закрывая глаза, сквозь годы, Остаётся она одна. Где под брызги луж или шум дороги С подоконника слышится плеск воды У залива оставленного, в чьём ноги Под Равеля движутся — это ты. От стены забирая и пола холод, Не открою глаза, но пройду рукой Деревянную раму, чтоб шторы полог Как рубашки твоей на скамейке той Не задев, провалиться с глиссандо в память, Утопив её в шуме прибойных волн. За спиной не стола и не ветра скатерть — Просто шёлк. За душой — только слов отзвон. Впереди — перекрёстки промокших улиц, Там, где взгляд — лишь песок и набеги волн, Где рука продолжает искать, волнуясь, Твою руку, ведущую, может, вон. Не находит. Но здесь, за стеклом, расставшись, Мы увидимся снова, за разом раз. Где рука обводит, в сердцах, прощание — Там душа прорисует сквозь страх анфас. 8.6.2021

Между солнечных зайчиков на парте

С каждой строчкой — быстрее бегу, Пропуская за символом символ, Не к ответу, но лишь к твоему — Не окну — отражению в мыслях. В каждом слове смущённом твоём Неизвестные, сквозь уравнения, Танцевали — так близко! — вдвоём, Пусть всё реже, но тем незаметнее Превращая всю жизнь в экзерсис, Чтобы с каждым заученным тактом Формалистски печальный мотив Разрешать, как простую загадку. Для тебя, между слов, как игру, Развиваю, забыв тест с отметкой, Для меня очевидную, ту Связь решения с твоею улыбкой. Может прав Бурбаки, что на зло Тем сказал, кто не любит, наверное Что посылкой и следствием всё Может быть, лишь бы в такт, одновременно! Сквозь лингвистику чувств, уловив Эту музыку за переменными — Я рисую ответ, на себе ощутив Взгляд, что близок с любыми ответами! 7.6.2021

Рапсовое поле

Поле — жёлтым платком. Как из детства, на жадность, цвет В послевкусьи — урок, Чтоб сквозь жизнь пронести ответ: Если будет трудней — в июнь, За шнурок бесконечных шоссе, назад Проложить себе путь в одну Сторону — в отраженье в своих глазах. Аромат не услышишь ростков: они Спят, прибиты грозой. В выходные спят И z koparek ковши. И в стекле одни Бесконечные сны и цветов наряд. Опасаясь будить, прохожу межой От крыльца к горизонту, как вспять от сна. Забывая путь, для неё одной, Открывая глаза — закрывать опять. У путей голосну: miły pan, прошу: Подкрути частоту — znowa krok, droga Моя жизнь, пробегая сквозь рапса шум, В шелестении травы танцевать одна. 14.5.2021

Уроки музыки за балконом

Задержись, постой У окна ещё. Забудь о делах, прошу. Ведь ты тоже всё это слышишь? Нет, конечно, не щебет птиц — Это, наверное, я играю. Неужели фальшивлю? Как жаль, что тебя смущает. В этом, по-моему, тоже искренность, Но я рад и твоей, хотя вряд-ли пойму её. И различие тоже делает ближе — Наверное, так бывает. Нет, конечно, зачем идти мне: Если и петь о весне — лишь твоему окну, Если закроешь уши, то только ты. Знаешь что: самоучку — в музшколу — Так же жестоко, как "Вам не светит". Но пока есть свет, его кто-то дарит. Станешь моим вдохновением? Жаль, ничего, не волнуйся только. Значит, я твоим — всё же ещё попробую. Не доверяй, как знаешь. Поверить несложно тоже. Хотя бы в меня — всё равно ведь буду Концерты тебе посвящать когда-то. 5.4.2021

Манифест пассажира

Этот мир безразличия полон. Что ж, тем лучше для нас с тобой, Что мы каждый милый момент запомним И потом заберём с собой. Тем прекрасней, что так расшумелись снизу, Что никто не стремится в читальный зал. Это время всем нам подарило визу, Чтоб без страха взойти на немой вокзал, Что всех нас унесёт, облаками в небе, В чей-то будущий пыльный живой архив. Относя в багаж наши чувства, время, Может быть, в добрый час помянёт и их. Ну а мы, создавая, любя, тоскуя, О себе возводя свой прилежно миф, Отдадим ему лучшее. За простую Возможность помнить-любить других. 3.4.2021

Немного Шопена

Эта комната — зал, и в ней танец за танцем Репетирует время под шум за окном: То смиряющим взглядом, то ласковым стансом, Теплотой или ветром сквозя сквозь проём; Завлекая с собой и кружа до потери Того, с чем душе быть в разлуке давно. В объятьях держать и выталкивать в двери, Но ловить этот пристальный взгляд всё равно! Проходи, здесь открыто, мой зимний портрет. Этой музыки нет, но мы слышим вдвоём, Что скрипят по мне стены. Но трещины нет: Ты не видишь, как давит холодный объём. И то шёлком к лицу, то иглой по спине, Приглашает к молчанию весь этот дом. Оброни же хоть слово — но скромный ответ Отнесёт зимним ветром в оконный простор. Обернись от неё, мимолётно проверь: Растворяется холод, льёт свет из окна. Снова ветер весны! Придержите ей дверь: Сквозь сады и бульвары спускалась она. И хоть опыт спешит, осторожно к тебе Подходя, выдаёт через блеск своих глаз — Равнодушие ли? Но опять, в каждом сне, После вальса, в слезах, убегает от Вас. Только музыка длится. И бег этот в такт Тому же молчанию и тем же ударам По клавишам пьесы, дождя у окна И туфелек муз по складам тротуара. 14.3.2021

Алжирский мираж

"Кругом было только солнце и тишина,
журчание ручейка и эти три ноты"
А. Камю

Проводи за собой, устающий от бега день. Проводи до дверей и сквозящей запри рукой. Проходи стороной. Разбегаясь с порога, вдень Диск обжигающий в белый глухой покой. Тишина. Сквозняком разметённых бумаг простор. Жалюзи пробегающий мимо, полоской, свет. Пустота, и разрушенный дней выходной загон Заполняет стадами мыслей её просвет. Медленно зной через форточку в дом течёт, Медленно шествуют вдаль пилигримы будней. Только сосед, оперевшись о стену, струну сорвёт — Звук проплывёт в коридор и вернётся гулом. После — редкий ботинков стук и звон ложки в чае. Пыль под ногами песком неизвестных пляжей. Я брожу не спеша у окна, задержась в начале, Но за ним, проникая дальше, спешат пейзажи. 20.2.2021

Зимний верлибр о чемодане

"Но белизна вообще залог
того, что под ней хоронится то, что
превратится впоследствии в почки, в точки,
в буйство зелени, в буквы строк…"
И. Бродский

Отсутствие фантазии в вечернем Убегающем из окна взгляде На снегу нарисует рельсы, На столе нарисует пальцем Горизонт — для того, кому вместо леса Вдаль убегающие снятся снова В окне — эти булочные и мастерские, Мимо спешащие, будто в школу, Утром, замёрзшая ученица. Снег приглушил фонари, и опять не спится. Снова там и тогда — но только в других оттенках: Тёплая спинка стула, в руке страница Отлетает на завтра. Окно открыто И беззастенчиво переписывает пейзажи Уже на память. Стоит моргнуть — снова утро, даже Взгляд, вслед случайной чайке, стремится к солнцу В туфлях-коньках. Только мимо мелькают лавочки, Как в глазах ученицы на скучном уроке. Новое время приходит, а с ним чемодан и поезд, И в окно уплывает шрихованный снегом город, Исчезая из расписаний. Деревьев сухие ветви Превращают чернила в воспоминания: так виднее И в бумаге сходство с заснеженным горизонтом. Только нет чемодана — остался забыт, несобран, Как привязанные в детстве варежки, тянуть руку, Натянув параллельно путям километры ниток. И за них, заменяя фотографию в чемодане, Задевает рукой, проходя по городу, Милая ученица, заставляя вздрагивать, Торопить за строчкой новую. 17.2.2021

Цветок

Цветные сны уже давно не снятся, Весёлых текстов пачка тлей. Для реальности нет места в сказке, Как и для сказки — в ней. В свой нерв, с особенною страстью Втирая канифоль, Между свободою и счастьем Я выбираю ноль. За неимением перископа И обладанием лишних строк. Сказала бы тогда Атропа, Какой же чётности цветок. 8.11.2017